ЖИРИНОВСКИЙ: Это был главный враг России, именно идеологический — как политолог, как чиновник. Он занимал высокий пост помощника президента Картера по национальной безопасности. Вся его жизнь была направлена на то, чтобы сделать плохо России. Он автор этнического оружия против русских. Было дано задание специалистам, так сказать, по оружию массового поражения, и вот на заседании они сказали: «Вот есть оружие очень эффективное». ЖириновскийНо он сказал: «Оно будет убивать именно русских?» Они сказали: «Нет, это невозможно пока». То есть даже в области вооружений он искал способы создания такого оружия, которое бы уничтожало именно русских. То есть более такого злобного человека в отношении России нет. Наверное, сказывается его польское происхождение. Возможно, когда-то его родственники пострадали в условиях Российской империи.

И везде, на любых мероприятиях… Я с ним столкнулся в Барселоне — Парламентская сессия Ассамблеи НАТО. Вот он выступал там, доказывал, что уже и новая Россия — это главная опасность и главный враг для Запада. И потом он шёл, как бы один оказался, я к нему подошёл и говорю: «Збигнев, давайте где-нибудь по какому-нибудь телевидению вместе выступим. CNN? NBC? Ну, любой канал». Но он отказался. То есть он боялся дискуссии. Он меня уже знал, поскольку я там уже несколько лет был известен — и как кандидат в президенты, и как лидер парламентской партии. То есть дискуссий и диалога они боятся. И до сих пор американский Конгресс не принимает русских депутатов, и к нам не приезжают. То есть они хотят навязывать свою идеологию любым странам. И никакой, так сказать, дискуссии с нашими депутатами или какими-то известными политологами. И всего этого автор — Бжезинский.

Все его книги выпущенные — и «Великая шахматная игра», по-моему, называется, и ещё что-то — во всех своих трудах он везде пишет способ, как наказать Россию, как уничтожить Россию, как расчленить Россию. Единственное — в последние годы, видимо, уже старость наступила (ему же 89 лет, скоро 90 могло быть), и он понял, что всё-таки не удастся уничтожить Россию, и Россия не является уж таким явным врагом для Америки, а скорее в мире растут антиамериканские настроения, чем антирусские, поскольку Америка оккупировала огромное количество стран. На последнем этапе — последние три-четыре года — он стал более мягко относиться, более сдержанно.

Но тем не менее он — главный такой закопёрщик всей антироссийской пропаганды. Ни один американец — такой настоящий, коренной — никогда столько плохого не говорил. Поэтому здесь, видимо, сказались польские корни. У нас чаще всего хуже всего было с поляками, так сказать. И сегодня это видно, когда Польша как член НАТО больше всего настаивает на антироссийских санкциях и любых действиях, направленных против России, поддерживала эти перевороты на Украине и так далее и тому подобное.

Поэтому он никогда не был другом России, только был идейным противником. И не просто теоретиком, а он влиял на определённые структуры в Америке, чтобы найти способ развала уже новой России. Последние 25 лет он посвятил борьбе с новой Россией. Если раньше была, так сказать, проблема Советского Союза, коммунизм, противостояние двух миров, то, когда это кончилось, он оставался на своём базисе. Основной его фундамент — это чтобы не было России вообще. То есть он самый большой ущерб нанёс российско-американским отношениям. По его книгам учились студенты, он выступал много, влиял, на различных конференциях выступал. То есть он создавал, наверное, процентов 30 антироссийской волны в масштабах всего мира. Он один.

Поэтому более страшного такого русофоба, настроенного именно против государства, против русской культуры и языка… Ну, по всем направлениям. Этот человек ушёл из жизни. И будем надеяться, что теперь на его место никто не придёт, и его труды, книги устареют, не будут переиздаваться, и его влияние окончательно исчезнет.

КОРРЕСПОНДЕНТ: А на сегодняшний день политические элиты Соединённых Штатов, на ваш взгляд, можно считать наследниками взглядов Бжезинского? Или всё-таки они мягче?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, они все мягче. Нет ни одного, который приближался бы к Бжезинскому. Ну, если взять практические варианты, то Маккейн. Но он не политолог, не учёный, а он именно как сенатор практически озвучивал всегда все эти идеи Бжезинского. Но тоже он уже стареет и скоро сойдёт на нет, его не будет. И он тоже связан с тем, что был в плену во Вьетнаме, был сбит советским самолётом, советской ракетой. Поэтому какая-то генетическая связь есть. Вот обычный американец, который не воевал нигде и не из Польши — он нормально себя ведёт. Я с ними встречался. Политологи как бы обсуждают вопросы чисто теоретически. А вот ненависть сквозила из уст Бжезинского всегда. А из практических политиков это сенатор Маккейн.

Поэтому сейчас, я уверен, будет спадать постепенно волна русофобии. Нет уже этого источника, некому так жёстко давить, душить и с такой ненавистью говорить о России. Сейчас нет ни одного такого политолога в США. Даже президент другой уже, у него другая лексика и так далее, и так далее. Так что его смерть, его уход из жизни будет способствовать смягчению в целом российско-американских отношений.

популярный интернет


comments powered by HyperComments
Популярное Видео




Декабрь 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
« Ноя  
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031