В феврале начался третий этап реализации закона о «дальневосточном гектаре»— теперь каждый гражданин России может выбрать земельный участок в один гектар в любом регионе Дальнего Востока и оформить его в безвозмездное пользование на пять лет (по истечении этого срока участок можно арендовать или получить в собственность). 

Закон, вступивший в силу с 1 июня 2016 года, сразу вызвал неоднозначную реакцию как у экспертов, так и у населения. 

Одни назвали его важным шагом властей, направленным на подъем экономики, освоение новых перспективных территорий и решение проблемы депопуляции. Другие отнеслись к этому проекту скептически — в европейской части России хватает своих пустующих земель и заброшенных деревень. И кто займет место переселенцев — очередная волна гастарбайтеров из среднеазиатских республик? 

Правительство относится к этому проекту с нескрываемым оптимизмом — мол, Дальний Восток очень большой и любому можно подобрать участок по вкусу. Было заявлено, что сейчас в регионе свободны около 150 млн гектаров и что более 10 млн россиян твердо намерены выбрать себе землю на Дальнем Востоке или думают над этим. 

И все-таки, что стоит за законом о «дальневосточном гектаре»? Действительно ли это один из реальных путей спасения отечественной экономики или очередная, не просчитанная на перспективу программа, принятая только из принципа «ну надо же делать хоть что-нибудь»? 

Дать свою оценку программе корреспондент Агентства ФинЭк попросил Владислава Жуковского – известного экономиста и аналитика, члена президиума Столыпинского клуба, члена экспертного совета «Деловой России»:

Владислав Жуковский— Закон «дальневосточном гектаре»– это ПР ход властей, причем не особо хорошо продуманный и проработанный, но тем не менее прекрасно и легко продаваемый населению. Упаковка красивая и яркая, а внутри – пустота.

На фоне общего вымирания и деградации Дальнего Востока, перманентной на протяжении четверти века депопуляции этой территории, продолжающегося бегства населения оттуда в европейскую часть России или в азиатские страны властям нужно хотя бы что-то делать. И если не предпринимать реальные шаги, способные переломить откровенно кризисную ситуацию, то хотя бы заняться имитацией бурной деятельности. Проявлять псевдосозидательную активность. Например, придумать очередную глобальную программу, чтобы потом можно было рассказывать о ней по государственному телевидению и преподнести как подарок электорату к выборам 2018 года. С точки зрения пиара – отлично. С точки зрения фактуры и содержания – это ноль.

Ничего необычного в этом нет. Вместо того чтобы заниматься реальными делами — в том числе, новой индустриализацией, преодолением дезинтеграции экономики, перенастройкой налоговой системы со снижением поборов с реального сектора и высоких технологий, проведением политики деофшоризацииии, деолигархизации, наконец-то решить кадровый вопрос и осуществить смену политико-управленческой вертикали, наша так называемая оффшорная аристократия по большому счету постоянно занимается какими-то манипуляциями. Создаёт много шума из ничего с одной лишь целью – чтоб было, за что наградить себя медальками и грамотами, а также создать источники личного заработка при реализации программы.

— То есть закон о «дальневосточном гектаре» не является частью государственной программы, направленной на вывод страны из затяжного экономического кризиса?

Надо понимать, что раздать по гектару земли в руки на Дальнем Востоке ума много не требуется. Тем более нашим замечательным чиновникам не привыкать создавать разного рода коррупционные схемы с заведомо подложными или несуществующими физическими лицами, которые якобы подают заявки на получение этих гектаров земель. Причем часть тех, кто подают заявки, это вообще лица, «аффилированные» с самими чиновниками, как у Гоголя разного рода «мертвые души», которые забирают себе самые лакомые куски — земли в прибрежных и приграничных территориях, на границе с Китаем и т.д. Делается это для дальнейшей перепродажи, хотя бы тем же самым китайцам—китайскому бизнесу, корпорациям, промышленным гигантам.

Схема красивая, понятная и коммерчески целесообразная. Но к развитию Дальнего Востока и созданию нормальных условий для жизни простых людей не имеющая отношения. Никто из чиновников не говорит, что делать простым людям, получившим свой гектар.

На Дальнем Востоке нет никакой базовой технологической инфраструктуры— ни дорог, ни канализации, ни энергосетей, ни теплосетей. Нет ничего, в том числе рынков сбыта продукции, которую предлагается производить фермерам. Поэтому говорить о том, что можно получить гектар и заниматься на нем каким-то производством — это ерунда. У нас такое колоссальное транспортно — логистическое плечо, такие колоссальные издержки на перевозку грузов, что товар, произведенный на Дальнем Востоке, в тех климатических условиях, в Европейской части страны и даже в Сибири просто неконкурентоспособен. А на внешних рынках никто не ждёт – Китай сам производит на порядок больше и с более низкими издержками те промышленные и сельскохозяйственные товары, которые предполагается производить россиянами на Дальнем Востоке.

Плюс на одном гектаре невозможно заниматься полноценным, сколько-нибудь масштабным сельхозпроизводством, то есть речь может идти только о мелкотоварном производстве, своего рода натуральном хозяйстве. Никакой механизации и автоматизации быть не может, удобрения вносить коммерчески нецелесообразно, почвы бедные, применять сельхозтехнику на одном гектаре также невозможно.

Создавать какие-то коллективные хозяйства, как в советские времена, тоже никто не будет. Они не будут объединяться, потому что люди, желающие получить земли, имеют совершено разное целеполагание. Кто-то хочет землю для перепродажи, кто-то берет для того, чтобы просто было, кто-то собирается заниматься сельхоздеятельностью, кто-то туризмом и т.д.

В общем, вся эта история ни имеет ничего общего с возрождением Дальнего Востока. Прежде чем раздавать землю, нужно было создать условия для того, чтобы эти территории смогли быть реально освоены.

Во-первых, необходимо обеспечить низкие налоги на создание рабочих мест и на инвестиции. Во-вторых, ввести льготный режим по НДС, либо вообще отменить его на ближайшие несколько лет. Необходимо полное освобождение от налога на прибыль, льготные налоги на доходы физических лиц, на страховые взносы, на имущественные налоги. Льготными должны быть и процентные ставки, где-то 3-4 процента годовых, на приобретение необходимого оборудования, техники и комплектующих в лизинг. Без долгосрочных инвестиционных кредитов невозможно развитие в принципе. А под сегодняшние ставки (20-25% годовых) и кабальные требования банков по залогам, поручительствам и гарантиям взять кредит малый и средний бизнес не может в принципе.

К выделяемым участкам нужно провести энергосети, теплосети, дороги — в общем, создать минимальную инфраструктуру, хоть какие-то базы жизнеобеспечения этих территорий. Плюс необходима рабочая сила, которой там в принципе нет. И непонятно откуда её там взять. Ну и самое главное – необходима социальная инфраструктура: школы, больницы, поликлиники, детские сады, заведения общественного питания и досуга и много-много всего другого. Изначально глупо и утопично думать, что можно отправить людей в тайгу в чистое поле и что они, лишённые минимальных благ цивилизации и условий для жизни и хозяйственной деятельности, будут возрождать Дальний Восток. Это утопия и откровенная глупость.

В общем, когда существует такое количество нерешенных вопросов, о какой продуманной экономической программе может идти речь? Это не имеет никакого отношения к выходу из тяжелейшего системного кризиса— мы видим чисто предвыборный шаг, создание некоего информационного шума. В том числе, чтоб поднять рейтинг отдельно взятым высокопоставленным чиновникам и губернаторам. Не стоит даже сомневаться – именно они и хотят погреть руки на раздаче земель.

Посмотрите, что происходит на Дальнем Востоке. За 25 лет отсюда выехало как минимум два миллиона человек — если Россия в целом за период 1989-2015 гг. потеряла 3,7% населения, то Сибирский Федеральный Округ — 9,5%, а Дальневосточный и вовсе 22%. И дело не только в крайне высокой смертности, но также и в миграции с востока страны в другие регионы и страны. По индустриальному потенциалу регион по-прежнему находится на 30% ниже чем он был еще 25 лет назад, а по инвестициям — ниже на все 60-65%. Критическая зависимость от импорта, засилье мигрантов, упадок несырьевой обрабатывающей промышленности, крайнее бедное население, колоссальные объемы заброшенных сельхозземель. Это регион с крайне суровыми географическими и климатическими условиями, тяжелыми условиями жизни — и просто раздачей земель ничего не решишь. Это разговор в пользу бедных.

Должен быть новый экономический курс. Новая стратегия качественного развития и опережающего роста. Стратегия индустриально-инновационного рыка. Политика новой индустриализации, раскрепощения малого и среднего бизнеса, снятия финансовых, фискальных, монетарных и коррупционно-административных оков с экономики, политика нового технологичного рывка. Для этого необходимо менять всю управленческую команду, всех тех, кто принимает решения. Это как у Горького в «Песне о соколе» – рождённый ползать летать не может. Вот так и эти горе-чиновники, которые уже четверть века водят нас с вами, как Моисей евреев, от одного кризиса к другому. От одного дефолта и шоковой девальвации к другой.

Страна не может выйти из перманентно затяжного кризиса. Причём кризиса сугубо рукотворного, созданного нашими доморощенными чиновниками-коррупционерами, сырьевым олигархическим капиталом и лоббистами от бизнеса по осваиванию и распилу госзаказа. Последние 2-2,5 года падают инвестиции в основной капитал, снижаются реальные располагаемые доходы населения, валятся розничные продажи и сфера услуг, экономика в рецессии. И как бы там Росстат ни пытался манипулировать индексами цен, заниматься приписками, менять методики расчёта ВВП и промышленного производства, все мы прекрасно понимаем, что экономика сжимается и деградирует, а 90% россиян живут все хуже и хуже.

А нам показывают красивые псевдоинформационные бомбы типа Дальнего Востока, где на самом деле просто-напросто идет передел земель в пользу «правильных людей», точно также как 20 лет назад проходили ваучерная приватизация и кредитно-залоговые аукционы в пользу «правильных» олигархов, назначенных сверху.

— В таком случае, по Вашему мнению, чем закончится эта эпопея в раздачей дальневосточных земель? 

Я думаю, что в самой программе «дальневосточного гектара» есть очень серьезная коррупционная, распило-откатная составляющая, фактор личного обогащения и наживы. Высокопоставленные чиновники, которые стояли у истоков проекта, имеют свои виды на эти земли и самые лакомые куски будут распределяться так как надо — в «правильные руки» и в «нужном направлении».

Реальные, пригодные для коммерческого использования земли будут оформлены на фиктивных собственников, затем скуплены «правильными людьми с правильными фамилиями» и сагрегированы в сотни и тысячи гектар. А потом будет организована их продажа каким-нибудь крупным инвесторам. Скорее всего, либо крупным вертикально интегрированным агрохолдингам, либо китайцам или другим нерезидентам.

Помните, как в детском мультфильме «Мы делили апельсин»? «Эта долька — для ежа, эта долька — для стрижа…». Только у нас будет наоборот — придет серый волк и заберет все, а шкурки останутся нам, простым гражданам России, которые поверят в эту красивую сказку. Старо, как мир: вершки избранным, а корешки низам.

Беседовал Андрей Байдак, Агентство ФинЭк

http://finecru.ru/prochee/intervyu/item/2435-vladislav-zhukovskij-dalnevostochnyj-gektar-krasivaya-utopiya-i-korruptsiogennaya-glupost

популярный интернет




comments powered by HyperComments
Популярное Видео