Пришедшая к власти в Молдавии на лозунгах борьбы с коррупцией президент Майя Санду устроила в стране очередной политический кризис – да такой, что на кону либо ее отставка, либо роспуск парламента. Выдвинутую Санду кандидатуру на пост главы правительства не поддержал ни один депутат. Как ни странно, для России сложившаяся ситуация вовсе не так плоха, как может показаться.

Вот уже почти 12 лет (с момента «проевропейских» беспорядков 2009 года) в Молдавии не получается создать устойчивую вертикаль власти. Побеждающие на выборах политики либо ссорятся между собой и не могут создать нормальное правительство, либо объединяются, чтобы своровать из банковской системы страны более миллиарда долларов.

В 2020 году Запад решил прекратить этот политический зоопарк и завершить ребрендинг своих молдавских представителей. Единым кандидатом от «проевропейских сил» на президентских выборах стала воспитанная на грантовых программах Майя Санду, шедшая к власти под лозунгами борьбы с коррупцией. Ей удалось в итоге обойти лидера социалистов и действовавшего тогда президента Игоря Додона во втором туре – и эксперты в один голос заговорили о том, что теперь Москве не поздоровится.

Вся в поездках

Майя Санду пришла к власти с четкой антироссийской повесткой. Так, она требует вывода российских войск из Приднестровья и замены их на гражданскую миссию ОБСЕ. И в этом благородном деле намерена активно сотрудничать с руководством Украины. Местные журналисты уже начинают устраивать патриот-провокации против российских миротворцев, а мадам проводит антироссийские акции.

«С одной стороны, Майя Санду говорит о готовности к диалогу с Россией. С другой – звучат резкие заявления по приднестровской тематике, о непризнании долга Приднестровья за российский газ, отменяется закон «О функционировании языков на территории Республики Молдавия», вернувший русскому языку статус языка межнационального общения», – говорит замминистра иностранных дел РФ Андрей Руденко.

Выстроить диалог с Москвой Санду и не пытается. Вместо этого она встречается со своими румынским и украинским коллегами, кучей чиновников Евросоюза. В начале февраля она слетала в Париж – к Эммануэлю Макрону. По важному государственному делу. «Франция – страна, которая будет председательствовать в Совете Европы в 2022 году, а в этом году ЕС определит помощь для Молдовы на последующие семь лет», – пояснила госпожа президент.

Выборы любят двоицу

Понятно, что стояние на паперти перед европейскими государствами является важной частью полномочий постсоветских элит, однако западные спонсоры не спешат опускать деньги в молдавскую шляпу. Запад якобы готов подключиться лишь в том случае, если в стране будет сформировано «проевропейское правительство» (Молдавия все-таки является парламентской республикой).

И вот тут у госпожи Санду возникла проблема. Она не может протащить свое правительство – в нынешнем составе законодательного органа у ее партии «Действие и солидарность» лишь 15 депутатов из 101.

Единственный выход – это роспуск парламента и досрочные выборы. Распустить законодательный орган без веских на то оснований президент не может, поэтому она задумала нехитрую комбинацию.

В начале февраля Майя Санду предложила парламенту проголосовать за свою кандидатуру главы правительства – представительницу своей партии Наталью Гаврилицу. Социалисты и представители ряда других партий заявили, что поддерживать Гаврилицу не будут. Однако Майя Санду на это и не надеется. Она явно выдвигала свою протеже только для того, чтобы ту в парламенте прокатили – и ее прокатили все депутаты, в том числе и из ее собственной партии (госпожа Гаврилица получила ноль голосов). Затем протеже выдвигается снова – и в случае, если парламент не одобрит ее, то у мадам президента появляются основания для роспуска этого парламента.

При этом Санду не беспокоил тот факт, что будет с системой управления страной до выборов (которые могли быть назначены самое раннее на июнь). «Если в Молдове будет запущена реализация сценария досрочных выборов – кто будет управлять страной в эти шесть-семь месяцев?» – вопрошает депутат от Демократической партии Ион Леуке.

Однако социалисты нанесли контрудар – они объединились с другими депутатами (из партии «Шор», платформы «За Молдову» и тремя независимыми), составили большинство и потребовали от президента выдвинуть на пост премьера бывшего министра финансов страны Марианну Дурлештяну.

И если госпожа Санду не подчинится решению большинства, то ей, в свою очередь, может грозить импичмент.

Согласно законам страны, инициировать процедуру может треть депутатов (у социалистов она есть). Затем парламент обращается в Конституционный суд. Если суд подтвердит основания для импичмента, парламент двумя третями голосов отстраняет президента от управления страной, а затем в течение 30 дней организовывается референдум об окончательной отставке.

Учитывая всю сложность процедуры и крайнюю сложность набора оппозицией 2/3 голосов, Санду все-таки не отступила. Она отказалась подчиняться требованию парламентского большинства (заявив, что среди подписавшихся за Дурлештяну были сомнительные люди) и 11 февраля повторно выдвинула Наталью Гаврилицу на пост премьер-министра.

И теперь вопрос – что дальше? Если парламент прокатит Гаврилицу еще раз и Санду заявит о его роспуске, депутаты могут этот роспуск не признать – ведь президент, не выдвинув их кандидатуру, пошла против конституции страны. «Парламент не может быть распущен за конституционное нарушение президента», – заявил и. о. министра юстиции страны Фадей Нагачевский.

Без дорог, без власти, без надежд

Социалисты уже заявили о том, что 12 февраля обратятся в Конституционный суд, а пока просят руководство парламента не собираться для второго голосования по кандидатуре Гаврилицы. И поскольку противоречия между парламентом и президентом действительно придется решать в Конституционном суде, мадам президент уже, по слухам, в частном порядке «работает» с судьями на эту тему. Игорь Додон же работает публично – с молдавским электоратом.

Он играет на том, что Санду после избрания занялась совсем не тем, что обещала людям. «Это все, на что вы способны – на эгоистичные и незрелые политические игры? – обращается к ней заочно бывший президент. – Где настоящая борьба с коррупцией? Где объявленные в прошлом году «волшебные» решения для борьбы с COVID-19? Где обещанная поддержка фермерам, врачам и бизнесу? Где дополнительная поддержка пенсионерам и социально незащищенным слоям населения? Где «европейские» прибавки к зарплате? Где новые рабочие места для молодых людей, чтобы они вернулись домой из-за границы?».

Пока что главным экономическим достижением Майи Санду стал возврат страны в XVIII век – эру до железнодорожного транспорта. С 12 февраля в Молдавии прекращают работать все местные железные дороги – из-за больших убытков и аварийного состояния подвижного состава.

Себя же Додон позиционирует как конструктивного лидера, готового назначить досрочные выборы, но при этом сделать так, чтобы страна до них дожила с вменяемым правительством. «Мы, социалисты, готовы обеспечить организацию досрочных парламентских выборов, но до тех пор мы вместе с гражданами хотим понять, почему страна вдруг остановилась. Мы хотим понять, почему Санду и партия «Действие и солидарность» устраивают грязные позорные политические игры, водя людей за нос. Игра с выдвижением правительства Гаврилицы – театр абсурда», – говорит Игорь Додон.

Ирония и трагедия молдавской ситуации в том, что досрочные выборы страну не спасут. Электоральная конфигурация такова, что по итогам этих выборов ни одна из политических сил снова не сможет сформировать однопартийное правительство – ни госпожа Санду (чей рейтинг за эти полгода анархии рухнет), ни господин Додон (который не сможет ни объединить весь пророссийский электорат, ни переубедить проевропейский). Политическая система Молдавии продолжит стоять враскорячку – и, как ни странно, это оптимальный в нынешних условиях (не лучший!) для России вариант. Приход к власти в Молдавии прозападных элит приведет к серьезной дестабилизации в Приднестровье.

Приход к власти в Молдавии пророссийских элит приведет к тотальному давлению на эту страну со стороны Запада с Украиной, вплоть до новой «цветной революции». И Россия (не имеющая выхода к Молдавии, зажатой между НАТО и Незалежной) мало чем сможет помочь республике. Поэтому пусть уж лучше остается такое положение до лучших времен – то есть до того момента, когда Россия с Европой наконец-то найдут общий язык и смогут выработать правила игры на постсоветском пространстве.

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы