Разговоры про информатизацию и формирование цифрового общества звучит из каждого чайника. Временами складывается впечатление, что большинство говорящих не совсем верно, если не сказать грубее, совсем не верно понимают последствия цифровизации. Ну а к чему может привести огульное одобрение, мы видим регулярно. Данная статья посвящена предельному состоянию цифрового общества, тем аттракторам, к которым все будет стремиться

Информационный/цифровой мир имеет два основных направления развития – владение информацией и владение алгоритмами.

Идеологическое разделение схоже с двумя подходами к шифрованию – с открытым и закрытым ключом. Методы, расчеты, база, развитие обоих сценариев схожи, вот только по итогу из одного корня вырастают два совершенно различных общества. В одном случае мы получаем «электронный концлагерь», «будущее для избранных» и т.д. – закрытую систему, где вся власть у единого субъекта, владеющего и управляющего не просто всей информацией, но и свободой воли людей. Во втором случае речь идет о создании инфраструктуры для сценария «будущее для всех», с владением алгоритмами. Владение информации в открытой системе не играет определяющей роли, что сохраняет человека человеком.

Прогресс не остановить, но выбор пути развитию будет определяться сохранением или отказом от современной концепции денег, как общедоступного и всеобщего эквивалента стоимости. Слово «общедоступный» ключевое.

Предельное состояние развития

Всем нам знакома картина «Черный квадрат» Казимира Малевича, сюжет, глубина, образность, техника исполнения вызывают массу эмоций и «восторга». Какие только эпитеты не звучат по этому поводу. А между тем, эта картина имеет очень большое значение, вот только без обращения к времени и контексту, этого не понять.

После наступления эры фотографии, значительная часть практической и общественно полезной деятельности художников потеряла смысл – передача точного реального образа перестала быть их прерогативой, начались игры с формой и содержанием, поиск смыслов существования. Одним из таких направлений был кубизм, когда рисовать начали «пикселями», вкладывая в это определенные смыслы. Многие пошли по этой дороге… Так вот, значимость Малевича, что он не просто увидел, но и показал итог, предел развития данного движения, то безобразие, к которому все это сведется.

И многие талантливые художники поняли, ужаснулись и ушли в другие направления живописи.

К сожалению, есть целый ряд литературных, изобразительных, архитектурных и прочих творческих видов деятельности, где не оказалось своего Малевича, что смог в самом начале пути показать будущий тупик. И мы вынуждены не по своей воли «наслаждаться» деградантным искусством, «эндиурхолизмом» и выросшими на этой почве шарлатанами, маскирующими убогость и ограниченность содержания словоблудием и идиотской формой.

Автор не претендует на лавры Малевича, собственно одно из предельных состояний цифрового общества, а именно «электронный концлагерь» давно показано, это одна из любимых тем В.Ю. Катасонова, в данной статье представлена распаковка этой идеи, доведение до предела, а также указан альтернативный путь и условия выбора.

Речь пойдет о двух аттракторах развития цифрового/ информационного общества, боковые и промежуточные этапы и тропы оставим без внимания, они не меняют принципиальной картины.

Владение/управление информацией (закрытая система)

Данный подход является неотъемлемой частью планов и мечтаний правых глобалистов/Фининтерна, у нас предельный вариант этого будущего часто называется «электронный концлагерь».

На первом этапе речь идет о создании супер гезелевских, «виртуальных», в понимании квантовой физики, денег. Указанные деньги существуют только в момент заключения сделки и ни секундой раньше и ни секундой позже. В рамках существующих денежных принципов операции с такими деньгами не будут видны внешнему наблюдателю, т.е. их невозможно будет контролировать и облагать налогами. Эмитент квантовых денег (термин «виртуальные деньги» для большинства имеет совершенно другое значение) получает полную власть над экономической системой.

Для создания квантовых денег экономика должна быть замкнута, т.е. речь идет о построении глобализма или крупного панрегиона, и вновь на праволиберальных принципах.

Все участники экономических отношений жестко и в обязательном порядке будут интегрированы в систему. У эмитента квантовых денег есть вся полнота информации, на основе которой он формирует «лоты», исходя из производственных способностей и потребностей каждого участника отношений социально-экономических отношений:

производимые товары (возможные), с четким описанием сроков и места создания;
необходимые ресурсы, с указанием объемов, сроков и места потребности;
потребности сотрудников (оплата жилья, заказ продуктов, погашение кредитов, страховки, услуг и т.д.);
потребности владельцев/бенефициаров производств;
потребности (необеспеченные соответствующим вкладом) элиты, системы эмиссии квантовых денег, репрессивного аппарата и др.
Далее в рамках экономики происходит автоматическое формирование и замыкание цепочек «обмена», фактически речь идет о десятках, сотнях тысяч и более связанных сделок, где владелец информации, исходя из своих «справедливых» представлений, производит определение моментальных/квантовых цен. Цепочки строятся до момента замыкания по всей экономике. Далее все сделки заключаются одновременно, квантовые деньги появляются, чтобы тут же исчезнуть, поглощенные контрактами.

Каждый участник системы получает перечень обязательств по оказанию/получению услуг, продукции и т.д., с четкой привязкой по срокам, объемам, месту. В контрактах нет цен, есть лишь ваши обязательства или обязательства перед вами.

Модератор данной системы, который определяет текущую «справедливую» стоимость, является единственным владельцем информации о котировках, истории обмена, потребности, себестоимости и т.д. Остальные участники рынка не могут ничего сами посчитать и определить (разделение труда таково, что натуральный обмен вне системы не применим, а внесистемные эквиваленты стоимости отсутствуют). Все вынуждены открывать полную информацию о своем производстве, потребностях и т.д. Каждый период времени (неделя, месяц, год и т.д.) объем получаемых конкретным человеком благ будет автоматически рассчитываться исходя из:

общего положения и приоритетов в экономике и на предприятии;
индивидуального трудового вклада;
уровня лояльности системе;
текущих потребностей элиты, «государственных», репрессивных структур, что идут первым приоритетом.
Что в такой системе происходит с людьми? Все их потребности открыты, у человека нет возможности прийти и купить себе машину, он подает заявку на ее покупку, далее происходит автоматический анализ-прогноз, есть ли у него еще лимит на рассроченную «покупку». Если одобрение получено, то индивид получает машину, а платеж автоматически вешается в потребности/обязательства человека (оплата 1/50 физической машины каждый месяц). Не может или не одобрена покупка – свободен. Все крупные покупки идут через систему схожую с современной системой одобрения кредита и никак иначе, накопления простым человеком ни в какой форме не возможны.

Говорить о справедливости не имеет смысла – захотел представитель элиты в пустыне поиграть на вечеринке в снежки, количество пресной воды и электроэнергии, положенные одному человеку в регионе, на ближайшую неделю упало на пару процентов. Все связано.

Ежемесячный набор продуктов питания, вещей и т.д. фиксирован по стоимости и основным параметрам – все под лозунгом недопустимости перепроизводства и избыточного потребления. Мелкие, текущие покупки проходят в рамках допустимого ежемесячного лимита, пару процентов от дохода, а то и доли процента. Ведь свободные, несгораемые деньги существуют в отдельном контуре, фактически доступном лишь для элиты, у которой есть избыточное потребление, возможность выбора и т.д. Чем больше у человека свободных денег в доходах, позволяющих самому делать выбор, на что их потратить, тем выше его статус в обществе.

Возникает вопрос ответственности за исполнение обязательств, контрактов, приоритеты автоматического выбора, преференции и т.д. Все это решается социально-экономическими индексами предприятий и людей, которые будут плотно интегрированы в систему. Если у тебя низкий индекс – обменные операции будут менее выгодны, крупные покупки, потребление будет запрещаться и т.д. Неблагонадежные люди будут получать меньше еды, медицинских услуг, лекарств и т.д. за одинаковую работу, «неправильные» предприятия будут получать менее выгодные контракты и т.д.

Речь идет не просто о полном контроле, а об отсутствии даже возможности понять степень несправедливости и волюнтаризма, единая мера сравнения отсутствует.

Если исчезает регулярный доход, то индексы конвертируются в блага и постепенно тратятся/сгорают, переводя человека на минимум потребностей. Запасы, резервы сделать невозможно. Данный подход заменяет систему социального обеспечения. Не можешь работать – постепенно тратишь заработанный индекс. Произойдет дичайшая деградация социальных отношений, атомизация общества, полная прозрачность социальной сферы. Смена деятельности, выбор профессии, заведение детей и т.д. – все это забирается у человека. Свобода выбора прерогатива элиты.

Потребности «государства»/заменяющей структуры удовлетворяются в общем контуре, только стоимость в квантовых деньгах на порядки меньше, чем для частника или вообще равна нулю. И ни у кого нет возможности узнать, какая доля общественного продукта уходит на поддержание элиты, управленческого и репрессивного аппарата.

Электронная денежная система разбивается на несколько контуров: контур контрактов заключаемых с использованием квантовых денег, контур постоянных денег для элитного потребления и контур социальных индексов. Все эти контуры связаны, переход между ними легко контролируется.

Кстати, внедрение информационных технологий в советском обществе имело бы в качестве аттрактора построение закрытой системы, правда с отсутствием избыточного потребления элиты и направлением всего общественного продукта на потребление населения, а в остальном никаких значимых отличий.

Автор надеется, что ему удалось донести представление о цифровом обществе, что так лоббируется правыми глобалистами, отечественными либералами и примкнувшими к ним, вот так выглядит «Черный квадрат» цифрового общества. Муравейник, концлагерь, новое кастовое общество, и т.д. назовите как хотите… Это предельное состояние развития, если во главу будет поставлено владение информацией.

Владение алгоритмами (открытая система)

Данный вариант построения «цифрового общества» ранее разбирался автором в Очерке о стратегии левых глобалистов/ Латинской Америки, и повторен тут, практически без корректировок. Ключевой момент – сохранение релятивистских (отрицание квантовых), постоянных денег, как эталона стоимости и обмена, создание квантовых денег в незамкнутой системе невозможно.

Этот сценарий позволяет построить открытую систему экономики, не требующую заключения всех социально-экономических отношений в свой контур.

Рассмотрим пример, как будет организовано производство на принципах сетевого управления (см. рисунок ниже). Пусть конечному потребителю или на склад необходимо заказать несколько партий насосов, с разными сроками поставки. Заходим на торговую площадку (агрегатор) по данным насосам (цифра 1 на рисунке), выставляем заказ на поставку в утвержденном и едином формате, в соответствии с общепринятым протоколом, где четко указаны тип, технические параметры, сроки, места поставки, пороги по цене и т.д.

Используемый протокол принимается всеми производителями и заказчиками (это не стандарт или ТУ, все на порядок шире). Все необходимое и достаточное для алгоритмизированного принятия решения в протоколе указано и унифицировано. Запрос поступает на торговую площадку, где автоматически распределяется по производителям в зависимости от загрузки их производственных планов, соответствия цены, рейтинга и т.д. (все данные открыты для систем торговой площадки).

Схема сетевой организации производства

Производители, при наличии готовой продукции, подтверждают заказ (2), если необходимо произвести – бронируют заказ (3) и выходят уже на необходимые им торговые площадки (существуют для всех видов товаров и услуг) деталей, комплектующих, услуг (4) – спускаемся на одну ступень по цепочке разделения труда. Далее происходит выставление заказов на услуги, детали и комплектующие – новые или в рамках лимитов, если поставка типовая. На этом этапе так же происходит бронирование или подтверждение заказа. В случае отрицательного ответа отзываем бронь, и алгоритм торговой площадки более высокого уровня начинает новый подбор исполнителей. Процесс идет каскадом вниз по производственной цепочке, вплоть до самого низкого уровня, на котором оказываются подтверждены все необходимые заказы (5). После этого обратно по цепочке вверх идет волна подтверждения –все необходимые детали, услуги и комплектующие нам подтверждены, производственные мощности позволяют сделать, следовательно, мы тоже можем подтвердить запрос, ранее поступивший нам (6). Через некоторое время подтверждают и первоначальный заказ (конечное потребление/покупка на склад) (7). После этого происходит принятие обязательств (8), тождественное заключению контракта, обратно вниз по всей цепочке, уплата авансов и т.д. (9).

С учетом унификации и протоколов, автоматически и периодически будут запускаться процедуры оптимизации массовых заказов, чтобы гвозди не везли мелкими партиями из сотни мест. Путем обмена/ переуступки обязательств между производителями будет достигаться экономия, которая будет распределяться между участниками сделки.

Система полностью открыта – на торговой площадке может зарегистрироваться любой производитель – рейтинг позволит отсеивать недобросовестных. Производитель должен принять протокол, автоматически раскрывая свои производственные мощности, сделки и т.д. Но нет необходимости указывать потребности сотрудников. Люди остаются вольны распоряжаться своими доходами сами.

В рамках открытой системы, ключевая роль отведена владельцам алгоритмов/организаторам площадок, они контролируют процессы. Нет никакой необходимости концентрировать всю информацию об экономике, производствах и людях в одном месте, алгоритмы принятия решений открыты, никто не рвется отбирать у человека свободу воли, цены на товары и услуги одинаковы для всех, индексы влияют на приоритет выбора и не более.

Технология блокчейн – инструмент и не более. В случае закрытой системы, с помощью блокчейн, как ранее с помощью социальных сетей, происходит приучение людей к раскрытию максимальной информации о себе. В открытых системах блокчейн просто механизм распределенного хранения информации об операциях, т.е. для каждого значимого вида продукции (всяко больше масштабов гвоздя) будет своя система цепочек и не более. Использование этой технологии для эмиссии и контроля денежной массы в повседневных операциях нецелесообразно, поскольку рост транзакционных, временных издержек (ширина каналов) и объемов распределенного хранения (логи операций) очень быстро упрутся в технические ограничения, расшить которые не будет никаких возможностей.

Цифровое общество открытого типа более гуманно, перспективно. Переход к нему требует лишь запрета/ограничения на появление квантовых денег и единого центра планирования.

Заключение

Оба аттрактора развития цифрового/информационного общества имеют много общего, и там и там происходит очень серьезное изменение социально-экономической жизни, структуры занятости, понятий прав, свобод и т.д. Раскрытие информации происходит в непривычно большом объеме. Вот только в случае закрытой системы появляется единственный владелец всего в мире, а в открытой системе такого нет.

Открытые информационные системы не подразумевают обязательной концентрации информации в одних руках, они могут работать в части экономики, так как функция денег, как универсальной меры стоимости остается.

Таким образом, ключевое различие двух подходов – сохранение реальных (противоположность виртуальным, квантовым) денег и возможности ими распоряжаться индивидом по своему усмотрению. Развитие информационных технологий неизбежно, но любая попытка уничтожения, ограничения свободного оборота денег должна пресекаться крайне жестоко. Так как это самый сильный ограничитель от появления «электронного концлагеря» и повторной попытки праволиберальной глобализации.

В этом есть своеобразная ирония, инструмент, что всю историю цивилизации обеспечивал угнетение и ограничение свободы воли человека, становится ее основным защитником, перед еще большим злом.

популярный интернет

Сейчас читают

Архивы