Недавний визит министра иностранных дел России Сергей Лаврова в Минск не внёс ясность в процесс поиска выхода из политического кризиса в Белоруссии. Лавров снова напомнил Лукашенко сочинские договорённости с Владимиром Путиным: тогда белорусский лидер согласился с идеей конституционной реформы и с тем, что он не будет идти на новые выборы главы государства.

Вот об этом и намекнул российский министр: «Вы выступили с целым рядом инициатив, полезных для белорусского общества, и Россия заинтересована в том, чтобы все они состоялись». Ну а что Лукашенко? Он отделался ни к чему не обязывающим заявлением о российско-белорусских отношениях. Более того: дал понять Лаврову, что надо говорить «не о какой-то перезагрузке», а просто «об усилении, интенсификации наших отношений», о дружеских и добрососедских отношениях в своих независимых квартирах».

Другими словами, Черное море унесло все обещания и Батька заново формулирует, как он собирается выстраивать отношения с Россией. «Без всяких обиняков, просто по-дружески вам хочу сказать, что и Россия, и Беларусь живут (кстати, не по воле Беларуси) в своем собственном доме или в квартире. И мы бы хотели иметь не просто добрососедские отношения», — заявил Лукашенко Лаврову. И ни слова об обещанной реформе конституции, перспективах Союзного государства. Лукашенко все это отодвигает в сторону и фактически предлагает договариваться с ним заново. А главное — «учиться жить в разных квартирах». Называется, приехали. И его слова — не пустой звук. Перед визитом Лаврова стало известно, что по исследованию компании Random Digital Dialling с сентября по ноябрь количество сторонников Союзного государства в Белоруссии сократилось с 51,6% до 40% и выросло количество симпатизирующих Евросоюзу с 26,7% до 33%, то есть интерес белорусов к интеграции с Россией стремительно падает. И, судя по его комментариям Лаврову, это не ничуть не пугает. Скорее, радует. Ведь появляется весомый аргумент, что сближение двух государств в рамках Союзного государства уже не по душе жителям Белоруссии. А раз так, делает вывод Лукашенко, то можно все идеи глубокой интеграции отставить в сторону и продолжать оставаться для России «чемоданом без ручки», который нести тяжело, а выбросить никак нельзя.

Этот вопрос хитроумный Лукашенко, как горячую картошку перебросил в руки Лаврову. И чем дальше раскручивается маховик репрессий, тем большее число жителей страны станут относится негативно к идее союза двух государств. Впечатление такое, что репрессии и преследования оппозиции на руку Лукашенко: он становится незаменимым в условиях жесткой конфронтации, вынуждая России держаться за него. Что же произошло со дня встречи Путина и Лукашенко в Сочи, где батька выглядел подавленным и жалким?

Все просто: после подавления протестов и снижения градуса противостояния, лидер Белоруссии почувствовал силу, окреп духом и стал вести как обычно. Он уже не торопится выполнять кулуарные сочинские договоренности. И поддержка Западом Тихановской тоже ему на руку: мол, выбирайте — я или Тихановская, как бы говорит он Кремлю.

Для Кремля такое поведение Лукашенко не в новинку. В конце августа, когда ситуация была критической, он названивал Путину. Добился публичной поддержки от российского президента в рамках военной организации ОДКБ. Россия пошла дальше и обещала сформировать резерв силовиков для помощи Лукашенко. В России обрадовались: ну все, процесс пошел. Лавров поторопился в начале сентябре заявить, что Лукашенко «предложил конституционную реформу» и выступил за диалог с гражданским обществом, что «позволит обсудить все те вопросы, которые волнуют ту или иную часть белорусских граждан». Ему ответил Лукашенко через неделю и заявил, что «вопрос новых выборов президента может быть решен в декабре-январе». Но тут же добавил ложку дегтя: «Белоруссия и Россия суверенные и независимые государства и сегодня уже невозможно реализовать союзную интеграцию, которая прописана в союзном договоре». Так шаг за шагом хитроумный белорус стал выхолащивать все договоренности и водить Кремль за нос. И тридцать «дорожных карт» по экономической интеграции так и не были запущены Минском в жизнь. Вместо них полился поток слов и заверений «в вечной дружбе братских народов».

В ноябре Кремлю уже явился новый Лукашенко: в одном из интервью он прямо обвинил Россию в срыве формирования органов Союзного государства, так как в начале 2000-х российская элита опасалась, что во главе объединенного государства может стать Лукашенко. Во время интервью он грамотно расставил акценты в соответствии с обстановкой, заявив, что, возможно, засиделся, склонен провести досрочные президентские выборы и готов уйти со своей должности, но только не под давлением. Фактически дал понять Кремлю, что на него давить не стоит, не выйдет. А чтобы не было сомнений, снова заговорил о политике многовекторности. Вот его слова на а совещании в администрации президента 22 октября: «Переговоры будут вестись и с Западом, и с Россией. Сейчас все они выжидают, чем дело кончится. С Россией будем договариваться о дешевой нефти и дешевом газе. Если не договоримся – никакого движения к интеграции». Свои слова о многовекторности Лукашенко повторил и на совещании с членами правительства и силовиками 31 октября: «Да, у нас была и будет многовекторная внешняя политика… Мы — географический центр Европы, куда нам деваться? Россия прекрасно должна нас понимать».

Лукашенко для себя все решил: никакой интеграция в соответствии с союзным договором. И объяснил журналистам, почему это уже невозможно. По словам Лукашенко, уже выросло третье поколение белорусов, которые думают по другому и хотят жить в своей квартире и отношения между странами должны остаться братскими. При этом он еще раз обвинил Россию в срыве проведения в начале 2000-х референдума по Конституции Союзного государства, поскольку в Москве считали, что Лукашенко наденет «шапку Мономаха». На этой встрече Лукашенко заметил, что сейчас честных выборов не может быть и он под давлением не собирается уходить.

Не обошлось и без повтора обвинений в адрес России: мол, Москва отказывала всегда ему в справедливых ценах на нефть и газ. И уж совсем подло было вспоминать историю с «33 русскими богатырями», оказавшихся, по словам Лукашенко, с «непонятными целями в Белоруссии в период предвыборной президентской». А как же его признание, что он получил исчерпывающие документы из Москвы, доказывающие, что две страны стали жертвами провокации украинских спецслужб под кураторством ЦРУ?!

Все отброшено в сторону. И вместо диалога с разозленной частью белорусского общества, Лукашенко снова предлагает свои игры с подставным парламентом и управляемой из администрации президента «демократией». Вот его цитата на аппаратном совещании 16 ноября: «Народ, общество хотят перемен, и они замкнулись на президенте и его полномочиях. Как выход из этого — изменения в Конституцию. Мы недавно договорились с руководством парламента, что для того, чтобы процентов на 70–80 % полномочия президента передать парламенту, правительству, другим структурам, Конституцию ломать не надо» … Вот давайте… обсуждайте и дебатируйте в парламенте, так, как это принято в цивилизованных странах — депутаты вместе с правительством это обсуждают… потом президент подпишет закон, который вы примете, вот и все». И пообещал на Всебелорусском народном собрании «распределить полномочия честно и справедливо».

С такой «дорожной картой» Лукашенко просидит на своем месте до 2022 года, а там, как говорится «либо ишак сдохнет, либо падишах умрет». Одним словом, вместо простого и ясного обращения к народу с конкретными предложениями, Лукашенко затеял закулисную возню с Конституцией в подконтрольном парламенте. И все ради одной цели — продолжать рулить страной.

А Россия? А что Россия — у нее нет выхода, как считает Лукашенко. Все рассчитано в голове бывшего директора совхоза: Россия не может бросить его из-за резкого ухудшения своего геополитического положения в случае прихода к власти Тихановской. А потому хвост начинает вертеть собакой. Россия оказалась в одной лодке с Лукашенко. И для нового президента США Байдена это станет еще одним поводом ужесточить позицию в отношении Москвы. А заодно и предлог для выстраивания общей линии в отношении Минска и Москвы с Евросоюзом. Кремль ждут сложные времена.

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы