Только по официальным данным, на Украине от переохлаждения погибли 64 человека, еще более тысячи человек пострадали от обморожений. Причем это вовсе не данные вражеской антиукраинской пропаганды — а совершенно официальная информация, которую сообщает Министерство здравоохранения Украины, на сайте которого официально славят Степана Бандеруи поздравляют всех с идеологически правильным томосом.

Согласно данным украинского правительства, за период с 12 декабря 2018 года по 8 января 2019 года за помощью к врачам обратились 1037 человек, пострадавшие от переохлаждения и обморожений. Из них 955 человек были госпитализированы. При этом сами медики говорят о том, что пострадавших от переохлаждения в реальности куда больше — в Сети дается информация о сотне насмерть замерзших людей, но даже если она не точна, официально озвученные данные о погибших от мороза жителях в общем-то теплой и климатически комфортной южноевропейской страны в любом случае должны по-настоящему шокировать любого объективного комментатора.

Больше всего пострадавших от холода украинцев насчитывается при этом в Харьковской, Днепропетровской, Киевской  и Одесской областях — где нет обычных для Карпат и Полесья морозов. Очевидно, что люди умирают скорее от бедности и нищеты, которая является для Украины двоякой. С одной стороны, речь идет о людях, которые экономят на отоплении своего дома — не имея возможности получить субсидии, такие украинцы элементарно замерзают, ночуя в теплой одежде, чтобы согреться — потому что перепад температур все равно не спасает таких людей от сердечного приступа, вызванного окоченением. Во вторых, речь идет о самых бедных, бездомных гражданах, которые попросту умирают где-то на улице при минусовых температурах — потому что если в европейском Берлине действует специальная программа по спасению замерзающих бедняков в местом метро, то в Киеве пока не слышали ни о чем подобном.

Я не всегда слежу за прогнозом погоды на Украине — но с началом морозов мне каждый раз пишут с какими-то вопросами мои обездоленные друзья, которым нечем платить за коммуналку. Очевидно, что число подобных людей очень велико. Я приведу пример: у моего друга, здорового и трудоспособного украинца, которого просто вышвырнули около года назад с работы, — нет ни пенсии, ни возможности получить субсидии. Этому человеку помогают родственники и друзья, его жизни ничего не грозит. Однако скажите, как быть тем, кому помочь некому или просто нечем?

Среди тех, кто живет сейчас без тепла, 53-летняя украинка Алёна Савенко. Субсидию ей не дали, мотивируя это недостаточным трудовым  стажем — в чем госорганы Украины были, видимо, формально правы. Но откуда бы взялся этот  стаж у самозанятой женщины, которая с начала девяностых практически все время работала в сфере маркетинга, исключительно на черную зарплату, получая ее в конверте? Просто потому, что это давало возможность выжить — а белая получка объективно составляла жалкие гроши.

Впрочем, стоит подчеркнуть — это касается людей, которые еще могут заработать себе на хлеб. А как быть со стариками, с больными людьми, с теми, кто не может заработать себе на жизнь? Только по официальным данным, это миллионы людей, и никто больше не гарантирует им никакой помощи на государственном уровне — потому что правительство проводит политику официального ограничения помощи по субсидиям.

«Ещё ни одна власть не доводила Украину до такого! Да ещё и перед выборами. И они же понимают, что их выбросят на свалку истории, а следовательно,  напоследок не обращают внимания ни на кого и ни на что… Власти сейчас не до мелких бытовых проблем. Надо готовить всё и максимум успеть вывезти. Непонятно — гимн запел, вышиванку надел, на томос помолился, но как-то теплее не стало… Видимо, плохо молился, пойду перемолюсь!» — писали в социальных сетях киевляне, которые недавно перекрывали столичный бульвар Леси Украинки с требованием включить им тепло.

Между тем, по словам бывшего министра ЖКХ Украины Алексея Кучеренко, на Украине пора вводить чрезвычайные меры в сфере энергетики.

«Нет другой такой страны в мире, где большая часть населения вынуждена просить субсидии у государства, чтобы оплатить коммунальные тарифы», — написал этот эксперт, по словам которого Кабмин жестко поднимает тарифы на тепло, совершенно не думая, за какие деньги будут расплачиваться  по тарифам соотечественники Порошенко и Гройсмана.

«А теперь тарифы начали расти вместе с холодами, и никто не может сказать, насколько в итоге они увеличатся: правительство говорит про 16%, НКРУ — про 18%, а в регионах они растут на 30-40%. Естественно, число граждан, претендующих на государственную помощь при оплате ЖКХ, будет расти, а Кабмин попытается ее урезать, используя любые предлоги: на всех денег не хватит», —  предупреждает о продолжении кризиса бывший высокопоставленный чиновник. Он также наполнил, что в декабре 2018 года общенациональный долг за коммуналку достиг рекордной суммы — почти 40 млрд гривен. А это говорит о том, что многим людям попросту нечем платить за тепло.

Между тем, бедняки и пенсионеры умирают не только дома, но и в искусственно организованных очередях в зоне военных действий на Донбассе. На днях 65-летний украинец скончался на пункте пропуска «Станица Луганская», а спустя всего пару часов аналогичный случай произошел на пункте пропуска «Майорск», где умерла 79-летняя женщина. Пресс-служба Операции Объединенных сил дала эти новости с бодрым слоганом «Вместе победим! Слава Украине!» — однако при этом никто не написал, что в эти дни на Донбассе стояла минусовая температура. А значит, помимо унижений и мытарств, эти людей тоже могли быть банальным образом заморожены. А слово «холодомор» давно пора вводить в обиход украинской жизни — по крайней мере, чтобы отсутствие тепла не забрало до конца зимы новые жертвы.

Сейчас читают

Архивы