Казалось бы, еще недавно у россиян теплилась надежда, что с приходом к власти нового президента Дональда Трампа отношения между Россией и США пойдут на потепление. Но вместе с весенним снегом эти радужные ожидания растаяли без следа.

Яков КедмиВместо летнего солнца пришли заморозки: 20 июня Минфин США расширяет санкции в отношении российских граждан. Напомним, что санкции введены в отношении 38 частных лиц и организаций в связи с конфликтом на Украине. И несмотря на то, что санкции приняты «на ровном месте», сложившаяся ситуация начала волновать даже российскую биржу. Чего ждать от такой политики и в чем причина такой «любви» штатов к России, мы попросили прокомментировать признанного эксперта по военно-политическим вопросам и международной политике Якова Кедми.

— Яков Иосифович, мы с Вами неоднократно беседовали и в преддверии американских выборов, и после, прогнозировали будущую политику американского президента. Что мы видим сегодня: вместо оттепели – заморозки?..

– Положение в мире сегодня такое, что из всех проблем, которые скопились и прорвались, начали выкристаллизовываться новые политические режимы: сменилась власть во Франции, до этого сменилась власть в Великобритании и сейчас она поменяла свою структуру ещё раз. Начинается процесс выхода Великобритании из Европейского Союза. Свои проблемы есть в Италии, Германии. Все зависит от политики в США, которая до последнего времени определялась президентом. Сегодня же из-за сильного сопротивления различных экономических и политических кругов они смогли довести состояние власти в Соединенных Штатах до почти полного паралича.

То есть президент не может проводить ту политику, которую он хочет. Он даже затрудняется сформировать свой аппарат. Например, Министерство иностранных дел США практически неуправляемо. Есть часть старого аппарата, и есть новый государственный секретарь, но они работают в разных сферах и редко встречаются. Пентагон – сам по себе, различные подразделения и все другие структуры – тоже. Расследование, которое ведет сейчас Миллер, в сущности, является критическим, потому что оно должно определить – есть ли юридическая возможность Трампа оставаться во власти или они смогут его убрать.

В этом безвластии все больше и больше значения имеют Сенат и Конгресс – чисто популистские организации, которые, фактически, не умеют проводить государственную политику. И американская государственная политика, и европейская, и мировая находятся в каком-то тупике. В том числе и Россия не знает, в каком ключе ей действовать, какая реакция будет. Существует проблема – с кем вести диалог. Диалога нет.

– Тем не менее, Америка санкции расширила, Евросоюз поговаривает о продлении санкций…

– Это продолжение той политики, которая была. Пока американцы не определятся, европейцы будут делать то же самое.

– То есть, они действуют по инерции?

– Они действуют в рамках того, что есть. Американская политика круто не поменялась. Есть только предпосылки, что она поменяется. Европа подчиняется пока Соединенным Штатам, не смотря на то, что возможности падают и падают. Во всей этой ситуации они не знают, что и с Украиной делать. То есть каждый пытается в меру своих сил или продолжать предыдущую политику, или до определения новой политики воздержаться от каких-то изменений, или делает робкие попытки выкладывать базу для новой политики. Все будет зависеть от промежуточной встречи на Двадцатке, и окончательно от того, как закончит ФБР свое расследование… Тогда будет ясно, как развиваются события, будет ли новый виток борьбы за власть в США, или с позиции силы президент США начнет, наконец, править государством, проводить свою политику. Но уже вряд ли у него будет такая способность проводить свою политику, как у предыдущих президентов, хотя Конгресс и Сенат получили больше силы относительно того, что предполагалось американской Конституцией и системой власти США. Посмотрим, как это будет развиваться…

– То есть, получается, что Трамп – фактически марионетка…

– Нет, я бы так не сказал. Его способность проводить свою политику более ограничена, чем у президентов, которые были до него. Так долго продолжаться не может, он не сможет решать проблемы, пока у него связаны руки. Продолжение той политики, которая была, только усугубляет положение в США. Выборы показали, что внутренний кризис – экономический, социальный, кризис власти в США – очень серьезен. Пока Трамп не начал всё это исправлять. Кроме того, в США продолжается борьба между основными экономическими структурами: это финансовый сектор (банки и прочее), промышленный сектор и ВПК.

– По Вашему мнению, в России они видят конкурента или агрессора?

– В США отношение к России находится между двумя точками – от соперника до врага. Политика США к России будет определяться только оценкой Штатов и тем, что они могут себе позволить в отношении России. Возможно, их оценка будет, как в начале 90-х и в начале 2000-х, когда Россия могла рухнуть как экономически, так и политически. Им нужна политика уступок США. Поиски какого-либо компромисса ни к чему не приведут. Всё будет зависеть от экономической, политической и военной устойчивости России и от того, насколько это положение будет ясно США.

Они считают, что могут себе позволить перейти на новый этап экономических санкций, которые задушат Россию. Образно говоря, перекрывают кислород российской экономике, поставив под угрозу и американское влияние экспорта газа и нефти из России в Европу. Американская экономико-финансовая система хочет иметь власть над всеми странами мира. Прямо и косвенно. Они считают, что могут себе это позволить. Они думают, что Россия не сможет этому сопротивляться. Все зависит от их реальной оценки и того, как Россия сможет использовать свои возможности и ресурсы.

– Для России это вызов или угроза?

– Это уже не вызов, это угроза от западного мира. Возможности российской экономики в области нефти и газа являются основными и решающими. Поэтому политика Запада направлена не на то, чтобы что-то развивать, а, напротив, подорвать устои России как государства. Их цель прежняя – сделать Россию слабой, раздробить её на несколько небольших государств, которыми можно потом управлять, как это и происходит с прибалтийскими государствами, США пытаются управлять Грузией, Украиной, Молдовой и другими.

– То есть, у России вариантов нет? Надо держаться?

– Да, или сдаваться, или сопротивляться до конца. С того момента, когда после развала СССР Россия показала США, что у неё нет ни сил, ни желания отстаивать свою государственность, независимость и целостность, американцы с удовольствием подхватили эту тенденцию и превратили в свою целенаправленную политику, которую развивают и сейчас.

– Жители Европы уже устали от санкций, которые наносят вред и их экономике. Но ничего не могут сделать. Или не хотят?

– Так всегда и было. Американские интересы противоречат европейским. Но американцам на это наплевать, им главное – интересы США. А европейские главы государств считают, что у них нет выхода – предпочитают все-таки не ссориться с США и выполняют их указания.

– При такой мировой политике можно ли говорить, что третья мировая война на пороге? Или это все надуманно?

– Она не на пороге, но опасность вспышки этой войны намного больше, чем раньше. Почему? Потому что попытки США локализовать войны и пытаться отхватить кусочек здесь и там наталкиваются на четкое сопротивление России. Россия же говорит, что если будут нарушены определенные рамки и начнутся военные действия, то они начнутся не в Европе, а в американских городах. То есть маленькой конфессиональной войны в Европе, когда США сидят за океаном и подсчитывают доходы и потирают руки, не будет. Любая война в Европе будет ударом по США.

– Они понимают это?

– Понимают. Это единственное, что их сдерживает. Американцев вообще способны сдержать только сила и опасность. Больше ничего. Никаких других рамок у них нет — ни моральных, ни этических, ни юридических. Они готовы нарушить любой закон, любые обязательства и всегда найдут этому причину. Это показывает и «фестиваль» с санкциями, и их вмешательство в Сирию, в Ирак, в Ливию, в Югославию.

– Как действовать России в такой ситуации?

– Это зависит от трех факторов. Реальная оценка военной силы, мощи России. Экономической способности и внутриполитической стабильности со стороны российского государства. И на основе этого — принятие тех или иных решений. Например, в 2014 году вопрос о том, ответить на призыв Януковича или сбросить эту власть и поддержать тех, кто пришел к власти незаконным путем, решал экономический фактор. Но будущее покажет. Россия сыграла важную роль в том, будет ли Америка иметь власть над Крымом и Севастополем. Как и вхождение Украины в НАТО, и создание там военных баз. Россия этого не допустила. От руководства России зависит, в первую очередь, оценка своих возможностей, способностей и решимости проводить ту политику, которую оно считает необходимой.

– Мы с вами знаем, что близятся выборы Президента РФ. Эта мысль не может не будоражить противников нынешней политики в России. На политическую арену выставили Навального. По Вашему мнению, что это за явление? Некий серьезный проект или…?

– Это просто недоразумение, с точки зрения российской политической культуры. Ещё более убогое, чем все, кто был до него. За неимением лучшего, пытаются что-то раздуть из Навального. Я бы назвал это унижением интеллигенции, политической оппозиции. Он такая же «овечка», как и Лимонов, но у Лимонова намного больше ума, идеологии и сути, чем у Навального.

Поскольку на российском политическом поле серьезных оппозиционных фигур нет, даже любой прыщик можно раздуть. Но это бессмысленно. Если он существует, то он единственный, кто совершает те или иные движения.

— А деньги у него откуда?

— А это надо спрашивать у российских правоохранительных органов. Его, как и любую оппозицию, накачивают и накачивают. США вложили в то, что происходит на Украине за последние 4 года, 4 миллиарда долларов. Сколько они вкладывали в Навального, мы не знаем… Кроме этого есть обиженные олигархи, заинтересованные в слабой России, чтобы вернуть свою прежнюю власть…

— Но большевиков сто лет назад тоже недооценивали.

— Тогда была проблема в слабости власти.

— Сейчас России не угрожает революция?

— Любая революция является результатом слабости власти и её недееспособности. Пока Россия сильна, таким явлениям, как Навальный, не под силу сделать то, что происходило в октябре 1917 года.

— Почему Запад ополчился на Путина?

— На это есть две причины. Первая: после того, как он пришел к власти, он начал круто менять политику России. Для укрепления России. Они попытались как-то на это повлиять… Второе: когда они поняли, что основа стабильности и сила России – это, прежде всего, Путин и его власть, они сконцентрировались на нем, чтобы привести к его делигитимации и дискредитации, как в мире, так и в России. Если убрать Путина, то им станет легче. Это ослабит Россию, российскую власть. И поможет им в тех планах, которые были. Реальной альтернативы Путину нет. И если его убрать, то страна опять ввергнется в хаос, подобный девяностым. Тогда Россию будет легко иметь.

— Только одна причина?

— А какие ещё могут быть причины? У США цель одна: Россия в том виде, в котором она существует, должна прекратить существование как единое независимое государство, которое проводит свою политику. Уничтожив Россию как единое государство, они нацелятся на Китай. Россия является одним из основных элементов геополитики, которая не позволит США расправиться с Китаем, как они хотят. Они считают, что Китай менее опасен с военной точки зрения, чем Россия. Но опасен экономически. Поэтому и бьют по России экономическими санкциями.

http://bm24.ru/obshchestvo/yakov_kedmi_amerike_nuzhna_slabaya_rossiya/

популярный интернет



comments powered by HyperComments
Популярное Видео