О том где французские спецслужбы ошиблись и можно ли было избежать катастрофы журналист поговорил с израильским государственным деятелем, руководителем спецслужбы Натив с 1992 по 1999 год, Яковом Кедми.

 Яков Кедми— Как террорист в Ницце мог проехать в центре города на фуре? Почему не были выставлены «отбойники» или полицейские машины на набережной? В Москве во время проведения парадов, салютов обычно перекрывают улицы, в крайнем случае, ставят хотя бы «поливальные машины».

 — Это говорит о профессиональном уровне французских служб и тех, кто должен бороться с террором, включая полицию и жандармерию. С другой стороны, свыше 90% терактов должны быть, как это обычно происходит, предупреждены на ранней стадии. На стадии, когда будущие террористы только начинают интересоваться проблемами религиозного фундаментализма. Основная борьба с террором происходит на стадии организации. Это работа службы безопасности, контроль за всеми средствами информации подобного толка, контроль за потенциальными существующими проповедниками, а также за всеми проявлениями религиозной нетерпимости, фундаментализма или национальной розни. Именно это и должно быть основной работой.

На митингах, праздничных шествиях, выступлениях людей, которые могут быть потенциальной целью террористов, надо принимать простые меры безопасности. Понятно, что эта территория должна быть стерильной для проникновения потенциальных террористов или тех видом террора, которые могут быть применены. Особенно, это касается транспорта. Так что глупости, вероятно, предела нет.

 — Во Франции до сих пор действовал режим ЧП, есть информация, что этот водитель фуры попадал в поле зрения полиции, знали и о Царнаевых. Почему их отпускали?

 — Если так выглядит готовность Франции к борьбе с террором в режиме чрезвычайного положения, то можно только с ужасом представить, как же будет выглядеть эта убогая борьба в условиях нормальной жизни без чрезвычайного положения. В отношении этого человека, опять-таки, непрофессионализм. Человек попал в поле зрения, как уголовный элемент. Его готовность нарушать закон даже в чисто уголовных областях должна была привлечь к нему внимание.

Наверняка он получал какую-то литературу, интересовался ей, проникался радикальными идеями. Невнимание спецслужб к таким вещам — главный просчет.

Здесь имеет место некая извращенная форма толерантности. Например, американцы снисходительно относились ко всем формам фундаменталистского исламского террора вплоть до того, что их президенты до сегодняшнего дня были не в состоянии выговорить слова «испанский фундаменталистский террор».

Кроме того, в тех же США 26-28 спецслужб. Тут, как говорят «у семи нянек дитя без глаза». Координация между спецслужбами — это самое слабое и самое сложное место в системе борьбы с терроризмом. Чем больше спецслужб, тем сложнее им координировать свои действия.

В Европе, так же, как и в США имеет место политически-пропагандисткий подход к террору, нежели профессиональный. Что говорить, если ИГИЛ и Россия рассматриваются на одинаковом уровне?

 — Касательно попавших в поле зрения полиции потенциальных террористов понятно. Однако как быть с фурами, которые несутся в центре города?

 — Тут уже поздно. Когда террорист пошел на совершение теракта, это уже провал спецслужб. Его нужно и можно было обнаружить раньше. Террорист, возможно, получал инструкции из электронных сетей или на встречах с людьми, которые являются проповедниками радикальной идеологии. Не было достаточно эффективного наблюдения и оперативной работы.

А что делать уже на месте теракта? Можно попытаться это остановить, но это намного сложнее, это уже, как говорится, за секунды «до», но тогда будет уже слишком поздно. Однако и там можно предпринять какие-то предупредительные меры. Французы их не приняли.

Не было достаточного количества людей из спецслужб, полиции, в форме и без формы, которые могли бы контролировать всю территорию. Любая попытка такого или другого теракта могла быть ликвидирована, грузовику могли не дать проехать.

 — Был байкер, который пытался остановить террориста. Есть ли способы, которыми можно было остановить фуру?

 — Героизм требуется и проявляется, когда все находятся в состоянии полного провала и неудачи. Тогда приходится принимать героические усилия. Байкер, это не тот человек, который должен останавливать летящий грузовик с террористом, для этого должны были быть другие люди, другое вооружение, и другая расстановка сил. А байкер, хорошо, героический парень, решился это сделать, но надеяться на это невозможно.

 — Все называют Францию наиболее уязвимой из европейских стран. Вы согласны?

 — Они так живут. Этот человек жил во Франции не первый год. Потенциальных террористов во Франции больше, чем в других странах, потому что во Франции довольно большое количество мусульманского населения, и среди этого мусульманского населения довольно эффективно работают и работали религиозные пропагандисты фундаменталистского ислама. Разного рода группы, пытающиеся пропагандировать эту идеологию, действуют и действовали почти беспрепятственно. Так же беспрепятственно они действуют везде, начиная от Швеции и кончая Португалией. Так что Франция — только первая ласточка. Такому нападению, атаке могут быть подвергнуты другие страны. В первую очередь, Германия, Бельгия, Голландия, Дания.

comments powered by HyperComments
Популярное Видео