Яков Кедми считает, что теракт в Санкт-Петербурге – это просто одна из сотни попыток радикального ислама вершить террор «во имя Аллаха» на территории России. К сожалению, эта попытка оказалась для террористов удачной, но не по вине российских спецслужб, а из-за банального халатного отношения к безопасности охраны метро.

Яков КедмиNews Front: Вы предупреждали и по полкам четко все раскладывали: и у себя в Израиле, и прилетая в Москву — на российских политических программах. Вы четко и грамотно все объясняли людям. Почему многие не слышат? Или наши спецслужбы и Вас слышат, и сами опытные?

— Во-первых, не только я один говорил. Есть люди, которые в этом специалисты лучше меня, и с большим опытом. Но каждый специалист, в сущности, говорил то же что и я по смыслу. Каждый просто выражается своими словами. В отношении «слушали — не слушали», бывают спецслужбы, я сам работал, знаю, думают, что они самые умные. И то, что они делают — это то, что надо делать. Делают, пока не разбивают лоб – свой или чужой —  о действительность. В данном случае, в отношении террора, ни у одного серьезного человека нет сомнений.

Исламский террор вышел на арену после того, как разбередили раковую опухоль исламского террора во время войны в Афганистане. И это способствовало поддержке Талибана, пользуясь лозунгом «Все средства хороши против Советского Союза». Выпустили этого джина из бутылки, время от времени взращивая и подпитывая его. Сначала это было в Югославии, после Афганистана. Потом, поддерживая и симпатизируя чеченскому террору.

Россия столкнулась лоб в лоб с югославским террором во время Чеченской войны. И это не была борьба за независимость Чечни  — это был чисто исламский террор «во имя Аллаха». И методы, и судьбы —  создание халифата. Или эмирата Кавказ. Это был первый вариант того, что мы сейчас знаем в качестве ИГИЛ (структура запрещена в РФ — ред.).

То есть, террор этот был, Россия с ним знакома. Он распространился по всему миру. От Нью-Йорка до Китая они стараются проводить теракты, где хотят и где им удается. То, что произошло сейчас в России  — это просто одна из десятка, или даже сотни, попыток провести террористические акты на территории России и создать группировки. Несмотря на то, что десятки группировок были раскрыты, по статистике что-то сработало. Основной причиной этого было не то, что спецслужбы не смогли вовремя обнаружить их. Спецслужбы, даже самые лучшие, не обладают способностью всех обнаружить. Судя по зарядам, они были довольно примитивные, кустарно сделаны. То есть, это не высокие профессионалы. А сам факт того, что это произошло, говорит о том, что охрана объектов – транспортных, прежде всего, которые всегда являются первыми в очереди для проведения терактов в крупных городах России, была, мягко говоря, не на высоте.

Я сам удивился в Москве три недели тому назад. Когда, входя в метро, увидел, с какой беспечностью относятся ко всем входящим. Ни один магнитометр не работает. Никто даже их не включает. Никто не смотрит. Можно пронести все что угодно. Я не думаю, что в Санкт-Петербурге была другая ситуация. И понятно, что реакция была резкая  — усилить меры безопасности на всех видах транспорта. Только почему это не было сделано до теракта – это уже другой вопрос. С этим пусть разбираются власти России. А террористы, которым псевдоинтеллектуалы пытаются придать какие-то сверхстратегические мысли, они проводят теракт там, где им удастся, и как им удастся. В Санкт-Петербурге им удалось. Они нащупали там слабое звено  — и удалось. Где будет следующий теракт, я не знаю.

News Front: Очень много сейчас вопросов, споров. Наш товарищ Андрей Манойло, вообще, высказал предположение, что это либо ИГИЛ, либо украинские наши не товарищи могли совершить. Насколько операция «чужой флаг» может быть использована? Ведь ни для кого не секрет, что огромное количество бывших участников АТО через границу без всяких виз едет работать на территорию Российской Федерации. Как работает СБУ под кураторством ЦРУ – мы знаем. Можно ли исключить операцию «чужой флаг», когда под видом ИГИЛ украинские террористы начнут взрывать наши города?

— Я не знаю того, что знает ФСБ. Мне не известно о том, что на Украине принято решение проводить диверсии также на территории России. Если они хотят покончить жизнь самоубийством, то могут решиться на это. Я ожидаю, что тогда реакция России будет адекватная. Тогда бы я не дал и ломаного гроша, ни на центры СБУ, ни на центры Главного разведывательного управления украинской армии, ни на руководство Украины вообще. Потому что, такое решение без политического руководства невозможно. Как мы реагируем на штабы, которые дают разрешение на террористическую деятельность, думаю, Россия действовала бы не менее эффективно, не менее деликатно – мы их просто уничтожаем. Поэтому, это попытка самоубийства. Одно дело проводить теракты на территории Донбасса, а другое дело – на территории России. Я бы не советовал им этого делать. Если они, конечно, не хотят закончить бандеровско-украинскую авантюру на майдане таким способом. Но фактов таких пока нет. Однако и исключать, что завтра найдется какой-нибудь отморозок среди тех, которые воюют на Украине против Донбасса, невозможно. Но это чисто профессиональная работа ФСБ, которая может довольно грамотно найти, наступить на следы такого рода попыток.

Более вероятно, что это были чистые исламисты. И тот, кто совершил этот теракт  — он вряд ли имеет какое-то отношение к Украине. Это не первый уроженец Кыргыстана, который был зафиксирован. Есть выходцы из Киргизии также в Сирии и Ираке. Так что, на мой взгляд, это чистый акт исламского террора.

News Front: Надежд, конечно, не очень много, потому что взрывы происходили и в Великобритании, и во Франции, и в Бельгии, тем не менее, это никак не подвигало наших «западных партнеров» единым фронтом выступить против терроризма, отсечь источники финансирования. Я понимаю, что вряд ли после теракта в Санкт-Петербурге на Западе пересмотрят свою позицию. Почему они считают более спокойным, надежным и выгодным работать каждый самостоятельно?

— Их определение как «партнеры или союзники» не соответствует действительности. Они не партнеры и не союзники. Другое дело, для них более важно, как они считают вопреки своим национальным интересам, — это борьба против России, а не с Россией против террора. Поэтому, они и предпочитают бороться с террором так, как они умеют, но ни в коем случае не делать это вместе с Россией, потому что это усиливает Россию. А это самая страшная для них угроза. То есть, страшнее угрозы сильной, развитой, уверенной в себе России, для них нет. Это угроза для них страшнее, чем ИГИЛ. Об этом говорила часть американских генералов. Об этом говорят и европейские политики, и европейские военные, и даже — натовские. Ну, если они так хотят, и так как они себя ведут — пусть варятся в собственном соку. Россия должна быть готова к сотрудничеству с теми, которые согласятся, но должна вытроить свои системы, свои службы так, что они справится с террором в России и без посторонней помощи.

популярный интернет

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы