А Геббельса не было на открытии реставрированного мемориала «Катынь»? Дух-то его там витал, безусловно. Он же запустил эту «утку», ему нужно было после провала «блицкрига» каким-то образом сплотить немецкий народ, найдя врага ещё раз, в лице уже не просто Советского Союза и Красной армии, а и НКВД, которое якобы сделало то, что на самом деле сделали гитлеровцы. 

Любое явление, подобное расстрелу в Катыни, должно расследоваться очень тщательно и очень долго. Нужно, во-первых, вскрыть все могилы. До сих пор все могилы не вскрыты, большая часть трупов так и остаётся в земле. Кто там лежит — никто не знает.

Второе. Нельзя ничего утверждать до тех пор, пока те, кто связан с этим мемориалом, не ответят на вопрос — а что было с бункером Гитлера, который находится неподалёку, который еще недавно служим местом посещения туристами? Ведь там действительно был построен бункер Гитлера. И, как все военные сооружения, строили бункер военнопленные. И их расстреляли, чтобы никто никогда не узнал, где будет находиться этот самый бесноватый фюрер.

Пока нет ответа вот на эти два вопроса, вообще нечего никому ничего говорить, нечего ставить какие-либо мемориалы, тем более на пустом месте. Ведь до сих пор никто из настоящих следователей не разобрался в деле. Нельзя принимать вину СССР за Катынь только потому, что кому-то захотелось принять на себя вину — я имею в виду христопродавца Горбачева и второго христопродавца Ельцина. Им нужно было выслужиться перед Западом, они готовы были сказать, что их родители убивали там поляков, лишь бы в Вашингтоне их погладили по головке. Нельзя всё время говорить то, что не установлено. Мы знаем, как в наших судах обвиняют иногда людей в убийстве кого-то, а осуждённые потом оказываются невиновными. Есть презумпция невиновности. В данном случае она отсутствует. Мы виноваты — и всё, и не надо никаких доказательств. Так нельзя, это не демократия, это не независимый суд — это черт знает что. И пора уже прекратить чертовщину.

Мы что, переняли у нацистов их стиль работы в искажении прошлого? Я не понимаю, что происходит.

Но я кое-что понимаю в тех событиях, которым посвящён катынский мемориал. События развивались очень просто. Когда мы освободили от польской оккупации западные области Беларуси и Украины, у нас оказались в плену (вернее — интернированными) много польских офицеров и солдат. Можно почитать у адъютанта Андерса о том, как делили этих людей: кого оставляли на нашей территории, кого отправляли на территорию, уже занятую нацистами. Но до сих пор не существует абсолютно точных цифр, сколько куда кого пошло польских офицеров. Можно только фантазировать. Вслед за тем НКВД, естественно, изучал биографии польских офицеров, которые оказались интернированными у нас. И якобы Берия предложил без суда и следствия расстрелять примерно 300 или 400 тюремщиков, палачей польских коммунистов, то есть закоренелых врагов советской власти. И подал бумагу в Политбюро. Отвергли. Всё. При чём тут дальнейшие расстрелы?

При этом, обратите внимание, когда у нас начинают рассуждать о расстрелах, не моргнув глазом говорят: «Да, в начале 1940 года отправили в эшелонах поляков из Донбасса, с Украины, из других мест». Простите, если хотели бы их просто расстрелять, их расстреляли бы на месте, не забивая железные дороги. Нет, почему-то нужно было далеко везти. Это больная фантазия Геббельса, которую мы неуклонно повторяем. Привезли под Смоленск, мало того, выбрали место, где обычно проводили выходные дни жители города. Откройте любые газеты Смоленска, предвоенный путеводитель, узнаете — в Катыни были пионерские лагеря, дома отдыха, гулянка над Днепром. И вдруг мы якобы привозим туда для расстрела поляков. А почему тогда не на Красную площадь, не в Кремль сразу, чтобы уж все видели? Никакого объяснения нет.

А всё проясняется очень просто. В феврале закончилось Сталинградское сражение. Свершилось уничтожение армии Паулюса, двух венгерских армий, двух итальянских армий. Этот удар, который мы нанесли по Вермахту, уже нельзя было пережить. Дальше немцы шли к поражению. И чтобы как-то спасти лицо, Геббельс, как нормальный пропагандист, решил отвлечь внимание от поражения под Сталинградом и придумал Катынь. То есть он придумал, что якобы мы, а не они расстреляли там военнопленных. И с тех пор слова Геббельса для нас — святое, мы их не опровергаем, не подвергаем сомнению: «Ну как же, Геббельс сказал, значит, это так».
Вы поймите, если НКВД кого-то из иностранцев-военнослужащих забирал в лагерь, то с него снимали знаки различия на погонах, ордена и медали, изымали документы. Однако этого почему-то в Катыни не произошло, почему-то у всех расстрелянных и погоны со звёздочками, и документы, и переписка. Этого просто не может быть. Пусть на этот вопрос отвечают члены общества «Мемориал», коли они такие знатоки нашего ГУЛАГа: как такое могло получиться?

Более того, многие документы той эпохи скрыты от нас. Поэтому нужно прекратить спекуляции на Катыни. Нужно честно сказать — мы ничего не знаем. Пойти на такой условный ход: «Ладно, может быть, один раз в жизни Геббельс был прав, но давайте не будем предрешать всё, а выясним правду». Нужно колотить большую бригаду из криминалистов, патологоанатомов, историков. Бригаду, полностью независимую от Варшавы и Москвы. И пусть они и копают, и выясняют, и разбираются со всем, что там произошло. Необходимо открыть им все наши, и все польские, и все германские архивы, чтобы следователи могли изучать не только одну-единственную бумажку, которую подсунули в годы Ельцина в архив (якобы то самое прошение Берии), а действительно поднять все документы в трёх странах. И только тогда, когда эта бригада закончит работу, выслушать их мнение и принять решение. До этого мы должны перестать говорить на эту тему. Нынешние самобичевания и мемориалы — это чистой воды спекуляция.

При этом поляки сносят памятники нашим солдатам, которые освобождали Польшу, а мы радостно подыгрываем им в Катыни. До каких пор можно унижаться перед теми, кто тебе плюёт в лицо? Пора вспомнить уже и о собственной гордости. Вот моё мнение.

Хочу ещё напомнить, что безусловным историческим фактом, в отличие от катынских расстрелов, является уничтожение в Польше десятков тысяч красноармейцев в начале 20-х. Поляки этого не признают. Более того, мы многого не признаём! Когда говорим об Освенциме, забываем, что там было больше половины наших военнопленных. Это был штрафной лагерь, там находились все наши солдаты и офицеры, в основном славяне, которые убегали из других лагерей. Как будто их не было. Почему вспоминаются только евреи? Опять же возьмите Бабий Яр в Киеве — там полегли не только евреи, но и русские, и цыгане. Почему не вспоминают о цыганах, которых немцы расстреливали без суда и следствия, как только видели?. Их даже не везли ни в какой Освенцим. Почему такое выборочное отношение: русские всегда и во всём плохие, Вторая мировая война шла ради спасения евреев — и всё?

Но вернёмся к полякам. Мединский в статье, опубликованной на сайте Военно-исторического общества, сказал: «Убеждён, как бы не поворачивалась политическая конъюнктура, наша общая история — не повод для бесконечного обмена обидами и претензиями. Это прошлое, оно прошло. Мы извлекаем из него уроки и живём дальше. А тревожить в политических склоках память павших — это и вовсе за гранью добра и зла. В России всегда будут чтить память погибших в Катыни польских офицеров. Мы очень надеемся, что такая же человечность вернётся в действия польских политиков».

Он очень хитро сказал, он сказал «погибших под Катынью поляков», но не сказал, что их расстреляли мы. Мединский поступил очень хитро и очень разумно. Есть там расстрелянные поляки? Есть. Заслуживают памяти? Конечно. Есть наши солдаты в могилах на территории Польши? Да. Они тоже заслуживают памяти. Вот о чём он говорит. И призвал чтить память погибших в боях с нацистскими войсками. Вот и всё. Здесь я готов подписаться под его словами.

Но как можно надеяться в нынешних условиях гигантского геополитического противостояния, где поляки играют одну из ведущих ролей, надеяться на их доброе отношение, на какие-то ответные шаги? Наш президент, наш премьер, наш министр иностранных дел и наш председатель Военно-исторического общества должны добиваться ответных шагов по долгу службы, это их работа, пусть они этим занимаются, а не мы. Почему мы должны делать за них их работу, получая грошовые зарплаты, когда они получают в месяц сотни тысяч? Я так не хочу. Назвался министром — отрабатывай свою должность. Назвался премьером — вкалывай. А как иначе? Я не собираюсь никого ни оправдывать, ни защищать. Я просто пишу о той истории, которую мы пережили. Пишу о том, как оно было на самом деле. Не нравится? Некоторым не нравится, что Земля круглая — пусть думают, что они живут на плоской Земле.

популярный интернет



comments powered by HyperComments

Сейчас читают

Популярное Видео