Американский президент заявил, что не возражает против возвращения России в G-8. Президент Франции Макрон послушно поддержал идею старшего товарища, но против высказалась канцлер Германии Меркель, сообщает ТГ-канал «Военно-политическая аналитика».

Что стоит за словами главы Белого дома и кого с кем он на самом деле хочет поссорить?

«Группа семи», ошибочно называемая «Большая семерка», включает в себя самые развитые капиталистические страны: США, Великобританию, Германию, Францию, Италию, Японию и примкнувшую к ним Канаду. По своему статусу, это некий международный клуб, не имеющий даже устава. 

Власть, как и деньги, любит тишину, поэтому реальные политические решения принимаются в закрытых клубах людьми, о которых мы не знаем ничего. И Бильдербергский клуб здесь не самая серьёзная площадка для мирового согласования и управления.

Россию, по сегодняшней терминологии тогда еще «не вставшую с колен», приняли в клуб в 1997 году и он трансформировался в G-8. В 2006 году у нас даже прошел единственный саммит этой организации. Возникает вопрос, зачем дикую Россию образца конца девяностых годов приняли в узкий клуб передовых держав? 

Можно предположить, что это было сделано с большим авансом и Ельцина одобрительно потрепали по щеке за движение верным курсом. Показательно, что в 2014 году, когда Россия проявила волю с Крымом, ей демонстративно указали на дверь. 

Теперь Трамп заявил дословно следующее: «…Я был на многих собраниях G-7 и  предполагаю, что президент Обама считал, что нехорошо, когда Россия в составе, потому что Путин его переиграл, поэтому он хотел исключить Россию. Я думаю, гораздо более целесообразно, когда Россия входит в состав, и поэтому это должна быть G-8…»

Предложение Трампа можно вписать в логику борьбы с наследием Обамы.

Действительно, президент США последовательно ломает все созданные его предшественниками международные конструкции. Противоположная реакция Франции и Германии показывает, что по этому вопросу моментально произошёл раскол. 

Вероятнее всего, идея Трампа заключается не в том, чтобы рассорить Европу, а в том, чтобы вбить клин между Россией и Китаем. Дрейф Москвы в сторону Пекина очевиден, да у Кремля особо и вариантов нет, поскольку собственного национального проекта развития так и не сформулировано. 

Всё это не нравится Вашингтону, а потому — и покупка Гренландии, и приглашение обратно в G8 – это проекты, направленные против углубления сотрудничества России и Китая. 

Если Путин начнёт себя «хорошо вести», его тоже дружески похлопают по плечу и, может быть, даже показательно снимут пару санкций.

Сейчас читают

Архивы