Вливания ликвидности со стороны Народного Банка Китая, равно как и другие меры поддержки рынка привели к впечатляющему росту цены т.н. рисковых активов. Американский S&P500 прибавил по итогам торгов во вторник 1.5%, и в среду утром фьючерсы на него демонстрируют незначительное снижение. Большинство азиатских площадок сегодня также прибавляют более 1%, отыгрывая смягчение монетарных условий.

Как отмечают аналитики FxPro, обратной стороной рыночного оптимизма стала коррекция таких тихих гаваней, как иена и золото. Японская валюта в паре с долларом ослабла до 109.50, поднявшись к максимумам за полторы недели и демонстрируя отскок от 200-дневной средней.

Цена золота за понедельник и вторник снизилась на 2.6% из области выше 1590, что вблизи 6-летних максимумов. 

Впрочем, пока Gold получает поддержку у 1550, области максимумов прошлого года. Как это часто бывает на рынках, бывшее серьезное сопротивление стало поддержкой. И все же за этим ростом стоит нечто большее, нежели сиюминутная тяга к тихим гаваням на страхах перед коронавирусом из Китая.

В мае прошлого года котировки драгоценного металла растут в значительной степени в связи со смягчением монетарной политики крупных мировых центробанков. Снижение ставок и восстановление покупок активов на балансы центробанков, в итоге, подстегивают инфляцию. Ускорение темпов роста цен становится все более наглядным с середины прошлого года, что на фоне близких к нулю ставкам заставляет инвесторов искать альтернативы облигациям в качестве способа защиты портфелей от инфляции.

Подобная тяга также объясняет рекордные объемы активов в «золотых» индексных фондах. 

Приток усилился в конце года, вместе с наиболее резкой фазой роста фондовых рынков. Это противоречит идее, что золотом движет спрос на безопасность.

Центральные банки также наращивают золотые запасы. За их действиями стоит стремление диверсифицировать резервы в условиях беспокойства вокруг повышенного долгового бремени США, Японии и множества стран Еврозоны. Случайно или нет, но именно валюты этих стран и регионов чаще всего выступали в качестве резервных.

Теперь же на повестке дня встает вопрос о том, что дальше будет происходить с накопленными долгами. 

Первым делом на ум приходят мысли о том, что наиболее легким способом снижения долгового бремени будет стремление надавить на курс собственной валюты. Своеобразный аналог конкурентной девальвации, только в более управляемом виде, через аномально мягкую монетарную политику крупнейших центробанков. Побочным эффектом этой стратегии видится удорожание сырьевых активов и, в первую очередь, золота как страховки от инфляции. Другое сырье, включая нефть, также склонно расти в подобных условиях, но уже в ответ на ускорение экономики и рост спроса.

Цена золота выросла примерно на четверть за 2019 год. 

Повторение этой динамики в 2020 году открывает двери к росту в область 2000 за тройскую унцию, что будет выше рекордных отметок 2011 года, но вполне соответствует временам экстремально дешевых денег при сравнительно здоровых темпах роста.

Сейчас читают

Поддержать проект
Архивы